НОВОСТИ: Майдан в США. Как бороться с фальшивыми деньгами. Голодомор. Литва. Гиркин о Путине.

ПЛОХИЕ НОВОСТИ: Майдан в США. Как бороться с фальшивыми деньгами. Голодомор. Литва. Гиркин о Путине.

Курс рубля обвалился после 6 дней роста. Спикер Госдумы предложил исключить США из НАТО. Нарышкин предрек президенту Литвы участь Саакашвили. Таможня не пропускает автомобили с литовскими номерами. Обама отправил в отставку министра обороны Чака Хейгела. Путин подписал «антиофшорный закон». Путин подписал поправки для “антипиратского” закона. Госдума России приняла бюджет на 2015 год. «Роснефть» приняла решение снизить добычу нефти. «ОХОТНИК ЗА ПОДЛОДКАМИ» ИЛ-38Н ПОЯВИТСЯ В ТИХОМ ОКЕАНЕ. Женский батальон сопротивления предлагает “премьеру” покинуть Донецк. Жители Донбасса требуют от российских солдат покинуть их города. пресс-центр АТО: Более тысячи российских солдат покинули Украину. Гиркин-Стрелков сказал о Путине в Евразийском клубе. Собянин обещает выплатить уволенным медикам до 500 тыс. рублей. Металлоинвест потерял 86,4% прибыли. Путин и Роухани обсудили по телефону иранскую ядерную программу. Продажи жилья в Китае упали на 10,8%. В Фергюсоне задержали более 60 участников беспорядков. Боевики “Исламского государства” сбили самолет сирийских ВВС. Как бороться с фальшивыми деньгами?
Что случится 5 ноября 2017 года?

RUSSIAN NEW YORK NEWS USA
MANHATTAN BROOKLYN QUEENS STATEN ISLAND THE BRONX NJ

Космодром «Восточный»: к внеземным высотам воровства и коррупции

В сентябре 2009 года, в интервью «Независимой газете» относительно планов России построить новый космодром «Восточный» на Дальнем Востоке (См. НГ: «Россия растранжирит деньги в околоземном пространстве»), я сказал: «Это не что иное, как зарывание бюджетных денег, которое породит коррупцию и воровство».

Видимо, во многом по причине огромных возможностей по незаконному личному обогащению работы по строительству космодрома все-таки начались. Но не даром, говорили древние римляне, sunt certi denique fines – всему, наконец, есть предел. И воровству тоже. Это стало очевидно через 5 лет после того интервью.

Буквально несколько дней назад российские СМИ сообщили о задержании нескольких ключевых фигур, участвовавших в строительстве «Восточного». По сообщению газеты «Известия», был заключен под стражу главный инженер проекта по оснащению космодрома «Восточный» Сергей Островский. Данный арест был произведен в рамках следствия о хищениях бюджетных средств, выделенных на проектирование и строительство космодрома.

Но это лишь верхушка айсберга. Расследование воровства при строительстве «Восточного» началось двумя месяцами ранее, в конце сентября 2014 года. Тогда Следственный комитет РФ (СКР) возбудил сразу два уголовных дела о хищениях бюджетных средств, выделенных на строительство космодрома Восточный. В основу дела легли материалы, собранные ФСБ и Счетной палатой.

«Дочки» – подельницы

В октябре, как утверждает «Известия», сотрудники ФСБ и СКР совместно провели обыски по делу в офисах Федерального космического агентства, «Дальспецстроя» и ОАО «Ипромашпром» – дочерней структуры Роскосмоса. В рамках следствия были арестованы бывший глава «Дальспецстроя» Юрий Хризман и бывший главный бухгалтер этой организации Сергей Ашихмин. Им были предъявлены обвинения по ч. 4 ст. 160 УК РФ – это присвоение, либо растрата, совершенные в составе преступной группы В ОСОБО КРУПНОМ РАЗМЕРЕ.

Правда, это лишь начало. Как сообщил «Известиям» источник в Роскосмосе, следователи проверяют все фирмы, которые участвовали в проектировании «Восточного». Правоохранители пытаются отыскать случаи фиктивных контрактов с не менее фиктивными организациями, существующими только на бумаге.

Использование «дочек» для воровства бюджетных средств, выделенных на космическую деятельность, было успешно обкатано на проекте ГЛОНАСС. Как отмечают «Известия», «задействование цепочек подставных организаций – самый распространенный способ освоения бюджетных средств, выделяемых на проектные и исследовательские работы». В 2014 году суды уже вынесли ряд приговоров по таким делам, самое громкое из них – не трудно догадаться – было связано с ГЛОНАСС.

Так «Синертек» – «дочка» ОАО «Российские космические системы» и EADS Astrium постоянно привлекала к выполнению работ на средства Федеральной целевой программы ГЛОНАСС третьи компании. Одна из них была «Центр научных исследований и испытаний электронных компонентов» (ЦНИИЭК). Однако, как следует из текста приговора Мещанского суда, данный договор был фикцией, ибо ЦНИИЭК в принципе не мог сделать работу, которая была ему якобы поручена. В итоге проект был выполнен чисто виртуально, а «исполнители» получили 3,4 миллиона рублей, которыми они впоследствии поделились с заказчиками.

Совпадение, или тень Сердюкова над «Восточным»?

Если у России есть неприкрытый враг – государство, желающее уничтожить ее вооруженные силы – то оно давно уже должно было бы сделать бывшего министра обороны РФ Анатолия Сердюкова своим почетным гражданином, обеспечив его попутно пожизненным содержанием. Такой ущерб нанес Сердюков обороноспособности России путем коррупции и неприкрытого воровства.

Совпадением ли стало то, что уже упомянутый Сергей Островский был сотрудником 31-го Государственного проектного института специального строительства (ГПИСС), который получил широкую огласку в 2013 году в рамках расследования дела бывшей высокопоставленной военной чиновницы Евгении Васильевой – протеже Сердюкова?

Напомним, что Васильева была и остается одной из главных фигуранток дела о многомиллиардных хищениях бюджетных средств через холдинг «Оборонсервис». Чиновница обвиняется, также в том, что организовала продажу 100% акций ГПИСС по искусственно заниженным ценам двум компаниям: подконтрольной ей «Вита Проджект» и «Сосновоборэлектромонтаж». Впрочем, после начала следствия по делу ГПИСС новые собственники этой организации вернули ее в собственность государства.

Кому он нужен, этот «Восточный»?

Решение о строительстве нового космодрома, которому предстояло сменить Байконур в качестве главной космической гавани России, было принято в 2007 году. Эксперты, продвигавшие и отстаивавшие эту идею (если не думать, что они делали это в надежде получить свою долю от гарантированного «распила» средств при строительстве «Восточного»), обосновывали ее двумя главными обстоятельствами.

Первое – необходимость обрести независимость от Казахстана в области космической деятельности. Действительно, всем известно, что после неудачных стартов «Протонов», Астана вводила мораторий на запуски этих главных «добытчиков» коммерческих средств для российской космической программы. Мораторий снимался лишь после установления причин аварии и разработке мер по предотвращению ее повторения. Причина – высокотоксичное топливо, которое попадает в окружающую среду Казахстана при авариях «Протонов». Кроме того, Казахстан не оставил попыток поднять арендную плату за Байконур, которая в настоящее время составляет 115 миллионов долларов.

Второе обстоятельство – сделать «Восточный» своего рода стимулятором научно-технического и экономического развития всего дальневосточного региона, способствовать подъему его высокотехнологичной промышленности и усилить интерес высококвалифицированных молодежных кадров к жизни и работе в этом удаленном уголке России.

Надуманный характер этих обстоятельств был очевиден с самого начала. Во-первых, моратории на запуски «Протонов» после их аварий предусматриваются российско-казахстанским соглашением по «Байконуру». Во-вторых, если Казахстан будет по-прежнему возглавляться трезвомыслящими политиками, то он никогда не создаст для России условий, при которых она будет вынуждена покинуть этот космодром. Дело в том, что инфраструктура Байконура рассчитана на работу только с российской ракетно-космической техникой. Уйдет оттуда Россия – ее место на космодроме не сможет занять ни одна космическая держава без кардинальной перестройки данного стартового комплекса, а это не выгодно, ибо у всех таких держав есть свои космические гавани. Таким образом, без России Байконур вскоре превратится в «зону», описанную в романе братьев Стругацких «Пикник на обочине», а Казахстан лишится столь важного и престижного в современном мире статуса космической державы.

Стимулировать… застой?

Аргумент в пользу строительства «Восточного», как стимулятора научно-технического и экономического развития дальневосточного региона тоже ничего, кроме удивления вызвать не может. Ведь даже если предположить, что самые смелые идеи относительно перемещения значительной части ракетно-космической промышленности на Дальний Восток (чтобы не нужно было возить на «Восточный» спутники, корабли и блоки ракет-носителей) осуществятся – что будет разрабатывать и выпускать эта «перемещенная» промышленность?

Модифицированные «Союзы», «Протоны», или в лучшем случае ракету-носитель «Ангара», которая разрабатывается уже 20 лет, но которая пока совершила лишь один полет в своем «эмбриональном» (легком) варианте? Другими словами, все сведется в основном к воспроизводству технологий полувековой давности, пусть немного и «освеженных» в результате бесчисленных непринципиальных модификаций.

Самые амбициозные планы, имеющиеся у российских космических стратегов, не выходят за рамки повторения американской лунной программы «Аполлон», пусть и немного в «растолстевшем» варианте, включающем в себя строительство базы на Луне под неопределенные цели. Впрочем, возможно с «Восточного» российским инженерам и конструкторам будет проще добраться до США, куда они наверняка направятся с целью изучения наследия «Аполлона» с тем, чтобы не «изобретать велосипед».

Согласно проекту федеральной космической программы на 2016–2025 годы, запуск новой «Ангары-5» с «Восточного» с грузовым вариантом нового пилотируемого транспортного корабля (ПТК) запланирован на 2021 год, а пилотируемый пуск – не раньше 2024-го года, когда российским космонавтам уже некуда будет летать по причине сведения МКС с орбиты. Но даже и эти планы кажутся чрезмерно оптимистичными.

Не будем забывать, что новый пилотируемый корабль США «Орион» должен отправиться в свой первый автоматический испытательный полет 4 декабря этого года или через 10 лет после начала работ по его созданию. А первая пилотируемая миссия этого корабля планируется на 2021 год, то есть еще через 7 лет. Итого – почти 17 лет будут отделять «Орион» от его «закладки» до первого полета с астронавтами на борту.

Пассионарный Элон Маск, глава SpaceX, планирует первый пилотируемый полет своего «Дракона» не раньше конца 2015 года или через 11 лет после начала его создания. И это при том, что в США обычно не воруют деньги, выделяемые на строительство новой техники.

Российские же стратеги от космонавтики намерены отправить космонавтов на ПТК уже в 2024 году или через 10 лет, если считать от сегодняшнего дня, и это при том, что в работах по проектированию нового корабля практически «еще конь не валялся». Насколько это вероятно? Решайте сами, если до сих пор нет ясности даже с тем, какой носитель выведет ПТК в космос.

Не очень нужная «нужность»

В свое время заместитель министра экономического развития Андрей Клепач отметил, что главная проблема российской космической отрасли заключается не в устаревшей или недостаточной инфраструктуре, а в отсутствии разработок новых технологий и техники. Другим словами, проблема не в том, что НЕОТКУДА запускать, а в том, что НЕЧЕГО запускать, кроме архаичной техники, созданной еще на заре космической эры.

Самое интересное, что сомнительную нужность «Восточного» признает даже центральная власть. Это видно из графика его строительства. С Байконура первый искусственный спутник Земли ушел через 2,5 года после принятия решения о строительстве этого космодрома. Почему? Во многом потому, что больше просто неоткуда было запустить.

Решение о строительстве «Восточного» было принято в 2007 году. По имеющемуся в настоящее время плану, первый спутник должен быть запущен с него в 2015 году, то есть через 8 лет после принятия данного решения, а первый пилотируемый корабль (все тот же добрый, старый «Союз») лишь в 2018-м.

Нужны ли еще какие-нибудь комментарии?

О «Восточном» словами Карамзина

Говорят, что Николаю Карамзину принадлежит реплика, которая и по сей день кратко и четко объясняет положение дел в России. На вопрос: «Ну как там, в России?», он ответил: «Воруют». С тех пор прошло два века, но если ситуация в России и изменилась, то так, что сейчас Карамзин на тот же вопрос ответил бы: «Доворовывают».

Не нужно было быть Кассандрой, чтобы предсказать: «распилы» и «откаты» не минуют строительство «Восточного» так же, как и никакую другую сферу экономической деятельности в России. Более того, в сооружение космодрома они «вгрызлись» с особым вкусом, ибо там в качестве плодородной почвы для их расцвета сошлись два наиболее благоприятных для воровства и коррупции явления современной российской действительности – строительство и генералитет вооруженных сил (если не весь, то, по крайней мере, та его часть, которая связана с имуществом и хозяйственной деятельностью МО).

Вспомним приснопамятного «Пашу-Мерседеса» (первого министра обороны РФ Павла Грачева), вспомним Сердюкова и подведем итог этим воспоминаниям известной русской поговоркой: «Каков поп, таков и приход».

В интервью «Известиям» первый заместитель директора ЦНИИМаш по пилотируемой космонавтике, летчик-космонавт Сергей Крикалев отметил: «Большая часть ракетно-космической промышленности стала коммерческими предприятиями, цель которых – извлечение прибыли, а не получение результата».

О том, как нередко извлекается эта прибыль и как она влияет на положение дел в отрасли сказал в 2012 году в интервью Первому каналу Владимир Поповкин, в том время занимавший пост главы Роскосмоса: «Космическая отрасль могла бы работать эффективнее процентов на 20-25, если бы удалось победить воровство и обеспечить рациональное расходование громадных бюджетных средств, выделяемых на космическую деятельность».

Поповкин дал понять, что назвал минимальный объем ущерба от воровства: «Мне тяжело назвать цифру, какую воруют, потому что за нее надо отвечать. Я, честно говоря, никогда не занимался подсчетами».

Хищения на «Восточном» – то, что не должно было случиться даже в России

И все же, почему воровство в космической отрасли оставляет особенно тяжелое чувство? Не привыкли мы что ли к разваливающимся новостройкам, к асфальту на дорогах, не выдерживающему даже одной зимы, периодически просачивающимся в СМИ известиях о непрекращающемся воровстве на федеральном, региональном, муниципальном и прочем уровнях?

Привыкли. Но мы также привыкли и к тому, что Россия – великая космическая держава. Термин «космическая» в этом словосочетании без того, чтоб оно не потеряло смысл, можно заменить только на «нефтяная» или «нефтегазовая». Все остальное – «научная», «промышленная», «сельскохозяйственная» вызовет скептическую улыбку или откровенный смех.

Космонавтика – имиджобразующая отрасль России. Причем, решает данную задачу куда эффективнее Сочинской олимпиады. Современные олимпийские игры за свою более, чем столетнюю историю проходили в странах, которых при всем желании нельзя отнести ни к мировым научно-техническим, ни экономическим лидерам. Космонавтика дает основания хотя бы для претензий на ведущие мировые позиции в области науки и техники.

А если это так, то верховная власть России, так заботящаяся о ее престиже на международной арене, должна была бы быть кровно заинтересована во всемерном подъеме космической отрасли. И вроде бы такой интерес проявляется: данная отрасль является одним из главных потребителей средств из федерального бюджета. Но если значительная часть этих средств проходит мимо космонавтики прямиком в чьи-то карманы, то напрашивается двоякий вывод.

Первый – власть не в состоянии предотвратить коррупцию даже в особо важной с политической и стратегической точки зрения сфере (что ж тогда ждать в менее заметных образовании, медицине или соцобеспечении?). Второй был сделан пару дней назад британским журналом The Economist: власть думает о том, чтобы дать возможность обогатиться, в том числе и путем коррупции, членам своего внутреннего круга, не заботясь об экономике страны в целом.

Строительство космодрома – это великолепная, насыпанная до краев деньгами (власть ведь не жалеет средств на космонавтику) кормушка, к тому же рассчитанная на гарантированное пополнение из федерального бюджета в течение более десяти лет. А периодические демонстративные «посадки» призваны одернуть не в меру зарвавшихся «бизнесменов» от федерального бюджета, заодно создав видимость борьбы с воровством и мздоимством.

Юрий Караш VOA.GOV

RUSSIAN NEW YORK NEWS USA
MANHATTAN BROOKLYN QUEENS STATEN ISLAND THE BRONX NJ

Летальная помощь США Украине: за и против

Вице-президент США Джо Байден осудил действия России, которые он охарактеризовал как «агрессию» в Украине, но воздержался от обещаний предоставить Киеву помощь в виде американского оружия. Его заявления прозвучали перед завершением визита в Украину, в ходе которого он провел переговоры с президентом Петром Порошенко. В то же время предложенный Белым домом кандидат на пост заместителя Государственного секретаря считает, что США должны рассмотреть возможность поставок в Украину летального военного оборудования.

Пэм Докинс VOA.GOV


RUSSIAN NEW YORK NEWS USA
MANHATTAN BROOKLYN QUEENS STATEN ISLAND THE BRONX NJ

Борис Немцов: Путин боится ответить за войну с Украиной

Становится ли Владимир Путин пожизненным правителем России? Ведет ли Путин Россию в Китай через Крым и “Новороссию”?

53% против участия России в войне на территории Украины. Дает ли это шанс на изменение курса? Возможно ли теперь объединение оппозиции?

Обсуждаем последние интервью и выступления Владимира Путина.

В эфире программы “Лицом к событию” беседа с сопредседателем Республиканской партии России – Партии народной свободы (ПАРНАС) Борисом Немцовым.

Михаил Соколов: Сегодня в нашей московской студии сопредседатель Партии народной свободы, в просторечии ПАРНАС, Борис Немцов. Говорим на актуальные темы.

Ну что, Борис Ефимович, становится Владимир Путин вскоре пожизненным президентом или верховным правителем Российской Федерации? А то есть такая традиция: он довольно часто что-то отрицает, а потом так оно и случается.

Борис Немцов: Если вы имеете в виду его интервью ТАСС, то, по-моему, там сказано все внятно, четко и без всяких каких-то странных толкований. Будет сидеть до потери пульса. В 2018 году будет участвовать в выборах, хотя их выборами назвать нельзя, как вы понимаете, это какая-то клоунада, но, тем не менее, сказал, что в 2018 году будет в выборах участвовать. То есть сидеть минимум хочет до 2024 года, то есть еще 10 лет.

Михаил Соколов: Он сказал, что он подумает насчет 2018 года.

Борис Немцов: Это кокетство, это ерунда. Конечно, будет сидеть. Понимаете, если хотел бы внятно заявить, что уже хватит издеваться и над собой, и над страной, то, безусловно, сказал бы, что серьезно раздумываю, как уйти. Он этого ничего не сказал.

Михаил Соколов: Если сказать, он будет «хромой уткой», все засуетятся.

Борис Немцов: «Хромая утка» может быть в демократии, в авторитарной стране с зачищенной политической поляной, с отсутствием выборов, с отсутствием независимого телевидения и так далее никаких «хромых уток» быть не может. Очевидно совершенно, что будет сидеть. Причем есть аргументы абсолютно внятные. Главный аргумент — это личная свобода, за что Путин беспокоится, беспокоится за состояние своих друзей, за свое собственное состояние, боится сесть в тюрьму, боится ответить за Беслан, боится ответить за «Норд-Ост», боится ответить за «Курск», боится ответить за войну с Украиной и за всякие криминальные аферы, типа изъятия активов из «Газпрома», передача права экспорта нефти Тимченко, сказочное обогащение друзей из кооператива «Озеро», все стали миллиардерами вдруг, когда он стал президентом.

Поэтому Путин будет цепляться за власть до бесконечности — это совершенно для меня очевидно. Здоровье, конечно, может подкачать, все-таки человек не совсем молодой. В то же время рассказал, что с утра до вечера спортом занимается, следит за здоровьем.

Михаил Соколов: Да, с детьми некогда встретиться, которые здесь в Москве якобы.

Борис Немцов: Встретился вроде. Кстати, там есть такой интересный момент в этом интервью, я не знаю, Михаил, вы человек едкий и внимательный, там есть момент, что он в курсе, что многие обеспокоены не столько его физическим здоровьем, сколько психическим.

Михаил Соколов: А вы обеспокоены?

Борис Немцов: Мне порой кажется, что с психическим здоровьем есть крупные проблемы. Например, мы с вами год назад, люди достаточно информированные, не могли предположить, что с братским украинским народом будет война. Психически здоровый человек русских на украинцев натравливать вряд ли стал бы. Очевидно, есть какие-то аргументы, я понимаю, что этот аргумент очень простой, но в то же время все объясняющий.

Михаил Соколов: Цель же сохранение самого себя. Рейтинг был под 28% тех, кто хотел за него голосовать на следующих выборах, а теперь рейтинг, скажем округленно, 70%.

Борис Немцов: Я думаю, что если бы он сейчас стал расстреливать, просто расстреливать…

Михаил Соколов: То есть вы и это не исключаете?!

Борис Немцов: Я к рейтингу Путина вернусь. Если бы стал расстреливать людей или вешать на столбах, наверное, его рейтинг тоже бы вырос. Когда ты работаешь президентом, то какая-то степень ответственности за страну должна быть. Очевидно, что в истории Путин останется как человек, надолго поссоривший русский и украинский народы.

Михаил Соколов: А вам скажут: зато Путин завоевал для России Крым. Великая цель: отобрать у Украины Крым и вернуть его русскому народу.

Борис Немцов: Да, скажут, еще какое-то время будут говорить. Но когда выяснится, что вместе с отобранным Крымом пришли в Крым бесчисленные проблемы, выросли цены, безработица, доехать до Крыма невозможно, отдыхать там плохо и дорого…

Михаил Соколов: А русский народ любит страдать — это Достоевский рассказывал.

Борис Немцов: Я в курсе, да. Но страдание не может быть безграничным, особенно, если говорить об избалованном «тучными годами» русском народе.

Сейчас ведь что происходит? Путину сильно повезло, что цены на нефть выросли и по сути в течение последних 13-14 лет вся судьба и жизнь России зависела от дорогой нефти. И кстати, должен вам одну формулу сказать, которую не говорил ранее, но скажу: вообще в России все исчисляется нефтью. В России всегда месячная зарплата средняя равна 10 баррелям нефти.

Михаил Соколов: Это вы в долларах считаете?

Борис Немцов: Если, например, в 1990-е годы нефть стоила 10 долларов, когда я был министром топлива и энергетики, зарплата была 100, когда нефть стоила 100, зарплата приблизилась к 1000. Сейчас нефть стала съезжать, она стоит 80 и чуть ниже, зарплата тоже снижается где-то 800.

Михаил Соколов: У вас есть формула, как курс рубля считать?

Борис Немцов: Формулу могу сейчас рассказать. Я к тому, что повышение уровня жизни, с чем связывают доверие к Путину, всерьез связывают, к нему не имеет никакого отношения. Повышение уровня жизни людей при Путине никоим образом не зависит от того, кто президент.

Михаил Соколов: Категорически с вами не согласен. Вы все время боретесь с коррупцией путинского режима, называли разные примеры, как один украл, второй. А могли же больше украсть!

Если бы украли больше, жизненный уровень был бы меньше. Значит, все-таки что-то зависит от того, кто у власти, какие у него друзья.

Может быть, это не беспредельное воровство, а такое умеренное, по божески?

Борис Немцов: Что касается воровства, то тут опять-таки есть цифры. По уровню коррупции Россия в числе африканских стран, рядом с Нигерией находится, 137 место занимает. Господин Медведев, который премьер-министром работает, заявлял, что у нас около триллиона рублей теряется в результате коррупции на госзакупках. То есть мы эти цифры более-менее знаем.

Мы исходим из того, что уровень воровства может быть и меняется, но не радикально, он тоже связан с баррелями нефти. Например, я думаю, в баррелях нефти уровень воровства в 1990-е и при Путине примерно один и тот же. Но поскольку нефть тогда была дешевле, то, естественно, коррупция в долларах или рублях была намного ниже, чем сейчас.

Вся российская жизнь, курс рубля, экономика России, средняя заработная плата, средняя пенсия никакого отношения не имеют к правителю. Если бы сейчас был Ельцин президентом, а Путин в 1990-е был бы проклят, а Ельцин на коне, сейчас у нас «тощие годы» наступают. «Тощие годы» по двум причинам наступают. Первая причина — это снижение цены хотя 80 долларов — это довольно дорогая нефть, мы Россию сохранили при 10-15 долларах, при 80 они ГКО собираются запускать, занимать на внутреннем рынке.

Михаил Соколов: Но ГКО переименуют.

Борис Немцов: Естественно переименуют, чтобы не было ассоциаций с 1990-ми, с проклятыми. Но, тем не менее, смысл остается ровно в том же самом. Мы ГКО выпускали, когда нефть стоила 10-15 долларов, денег не хватало ни на что, а сейчас при 80 решили выпускать.

Таким образом, есть первая причина снижения цен на нефть — это объективно снижает долларовые доходы российского бюджета, снижает уровень жизни. Вторая причина — это агрессия и война, которая привела к санкциям и изоляции России. Эти две причины очень больно ударят по народу. На самом деле это уже видно. Сейчас виден кризис здравоохранения, этот кризис не только в Москве, по всей стране сокращаются расходы, в том числе в Ярославской области они сокращаются. Это кризис в образовании, это кризис инфраструктурный, то есть сокращение расходов на строительство дорог. Это кризис в социальной сфере, это сокращение социальных программ. Например, в Ярославле отменяется бесплатный проезд для многодетных семей или детские завтраки, которые были для учащихся начальных классов, они сейчас тоже отменяются.

SVOBODA.ORG


RUSSIAN NEW YORK NEWS USA
MANHATTAN BROOKLYN QUEENS STATEN ISLAND THE BRONX NJ

Министр, сказавший “нет” Кобзону

Министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич снискал внимание российской прессы, в основном, тем, что запретил Иосифу Кобзону и Валерии приехать на “Новую волну”, а потом добавил к списку невъездных российских артистов Ивана Охлобыстина и Михаила Пореченкова. Совсем недавно интернет взорвало его признание в “Твиттере” в нетрадиционной сексуальной ориентации.

Между тем, 41-летний политик – профессионал, магистр политических наук и международных отношений. Он занимает свой пост с 2011 года на протяжении уже второго парламентского созыва и усидел в своем кресле в прошлом ноябре, когда после обрушения крыши рижского супермаркета кабинет министров был отправлен в отставку.

– Господин Ринкевич, ровно год прошел с вашего последнего визита в Москву. В прошлом ноябре вы встречались с Ольгой Голодец, с Сергеем Лавровым. Хочется спросить: ничто не предвещало?

Да, вы правы, год назад я был в Москве, встречался с министром иностранных дел, с вице-премьером, с министром транспорта. Мы проводили заседание Латвийско-российской комиссии по сотрудничеству в экономике и гуманитарной сфере. У нас состоялись довольно продолжительные переговоры с господином Лавровым по ситуации на Украине. Это была та неделя, когда президент Янукович решил отложить подписание договора между Евросоюзом и Украиной об ассоциации и свободной торговле. Мы обсуждали этот вопрос, а также возможное сотрудничество между Россией и Латвией на двустороннем и многостороннем уровне, особенно во время нашего председательства в Евросоюзе. Говорили о том, что надо налаживать все же диалог, искать пути, где у нас интересы более совпадают, чем расходятся. Говорили также о сотрудничестве со странами Центральной Азии и тому подобном.

Тогда, год назад, ничто не предвещало аннексию Крыма и того, что события на Юго-Востоке Украины пойдут таким трагическим путем. И, к сожалению, многое из того, чего мы намеревались достичь с Россией, заморожено. Потому что, вы знаете принципиальную позицию Евросоюза, в том числе и Латвии: мы считаем аннексию Крыма абсолютно незаконной, считаем Крым частью Украины. Мы озабочены и, это слово многие люди произносят с большой иронией…

– “Выражаем беспокойство”?

Да, вы знаете всю эту лексику, которую иногда используют дипломаты, министры иностранных дел, чтобы как-то выразить свое отношение. Но мы не видим прогресса в выполнении минских соглашений, мы опять видим военную технику, которая, по всем данным, принадлежит Российской Федерации, а сепаратисты в Луганске и Донецке пользуются поддержкой российской стороны. Это завело отношения между Латвией и Россией, между Евросоюзом и Россией в ситуацию, которую я бы назвал не второй “холодной войной”, но которую мы можем считать явлением “ледникового” порядка. И это не то, что мы хотели видеть год назад. Мы хотели бы, чтобы Российская Федерация решала проблему, а не была бы ее частью.

– Вы на всем протяжении конфликта поддерживали санкции: первым высказали идею наложить санкции на лидеров правительства Януковича, поддерживали их в отношении России. Как вы думаете, они возымеют политический эффект?

Во-первых, будем точны по поводу санкций против Януковича и его окружения: это было решение Евросоюза, и вводилось оно в индивидуальном порядке. Но да, я их поддерживал после кровавого разворота событий в Киеве в феврале этого года. И я считаю, что надо было назначить независимое международное расследование и осудить виновных в нарушении прав человека, в убийствах со всех сторон  со всех сторон! и экстремистов, и правительства, и представителей силовых структур. Но, к сожалению, мы видим, что господин Янукович живет с некоторыми своими приближенными мирно где-то в России.Латвия всегда выступала и выступает за политическое решение вопроса. Мы поддерживали Женевский процесс, считали, что есть хороший шанс найти приемлемую формулу между Россией, Украиной, Соединенными Штатами, чтобы урегулировать конфликт на востоке Украины, который возник, как мы считаем, с прямым участием России. Но мы также не должны забывать, что Россия в марте практически за две недели аннексировала Крым, что является серьезнейшим нарушением международного права. Я думаю, что резолюция Генеральной ассамблеи ООН, которую поддержали 100 стран, – довольно весомый аргумент. Мы видим, что были нарушены многие соглашения, в том числе и Будапештский меморандум. И мы считали, что Евросоюз должен был вести политику непризнания Крыма не только политически, но и запретом на инвестиции в Крыму. И визы в Евросоюз должны выдаваться посольствами, которые находятся в Киеве, а не в Москве. Пока единое решение по этому вопросу не принято, но Латвия его выполняет.

По поводу экономических санкций наша позиция была всегда довольно уравновешенной. Мы не считаем, что санкции – самоцель, они должны вводиться только тогда, когда весь комплекс политического, дипломатического урегулирования не дает результата. К сожалению, мы это видели. У нас был женевский формат, у нас был формат Нормандии, много говорили, но мало что делалось. И когда в июле случилась величайшая трагедия, самолет “Малайзийских авиалиний” был сбит, то мы выступили за введение экономических санкций, как и все страны Евросоюза. Мы считали, что они должны вводиться в первую очередь по новым технологиям, по военным контрактам. Для нас абсолютно неприемлемо, что некоторые страны Евросоюза собирались поставлять военную технику или корабли, “Мистрали”, стране, которая нарушает международное право, угрожает миру и стабильности. Я думаю, что это было бы довольно необычно, и я здесь очень дипломатичен, это было бы просто позором для всего Евросоюза  если бы корабль под названием “Севастополь” вошел в Севастопольскую бухту и при этом построен он был бы на территории Евросоюза.

Вместе с тем мы считаем, что если будут положительные сдвиги на востоке Украины, санкции должны смягчаться и отменяться. Так что делать из нас ужасных “ястребов”, как это иногда происходит, тоже не надо. Да, у нас есть принципиальная позиция. У нас есть горький исторический опыт 40-х годов, когда Латвия потеряла независимость, так же как Литва и Эстония. Сценарий событий в Крыму и на Востоке Украины нам его напомнил, и мы не можем молчать.

Но, вместе с тем, мы должны вести политический диалог с Россией, даже если он очень труден. И большую роль должна играть европейская дипломатия. Высокие представители по иностранным делам и европейские дипломаты должны участвовать во всех встречах. Мы готовы в случае улучшения ситуации санкции отменить, как это случилось в ситуации с Ираном, когда начались переговоры по ядерной программе, а только что и с Белоруссией.

– Но достигают ли они политического результата?

Мы, люди, смотрим на некоторые вещи как, знаете, в кино: есть фильм на два часа, час с половиной у нас плохие побеждают, а потом за последние 30 минут все становится на свои места. Но мы же все понимаем, что санкции не дают скорого результата. Я уверен, они способствовали тому, что ситуация в Украине слишком сильно не обострилась. Захвата коридора до Крыма, похода на Киев и тому подобного  к чему, кстати, мы до сих пор слышим призывы некоторых особенно радикально настроенных людей в России, не случилось.

Вместе с тем, такой эффект, который серьезно почувствовали бы все, достигается не за месяц и даже не за год, а за несколько лет. И санкции, и падение курса рубля, цен на нефть, и серьезный отток капитала из России  и люди тоже уезжают, показывает российской власти, что все же надо искать иное решение. Я надеюсь, что наши партнеры в Москве это поймут. Да, я знаю, что большинство российских граждан думают: мы справимся. Но, думаю, когда цены будут расти, нужно будет резать многие программы, в обществе произойдет некоторое осмысление и отрезвление. Людям нравится активная, даже агрессивная внешняя политика, но этому есть своя цена.

– А российские артисты почему под горячую руку попались? Еще в апреле вы говорили, что на артистах отыгрываться не надо, что не будете включать их в “черный список”.

– Да, и мы увидели, что за три-четыре месяца ситуация кардинально изменилась. Некоторые из них, например господин Кобзон, ведут очень активную политику, которую я бы назвал частью информационной войны.

– А, вот, вы сказали это. Они – агенты Кремля?– Нет, я этого не сказал. Я сказал, что они пропагандируют агрессивную имперскую политику. Мы решили подать жесткий политический сигнал о том, что Латвия как страна Евросоюза не будет той платформой, с которой можно вести такую пропаганду. И я думаю, я был прав: посмотрите, что случилось в конце октября, на эти выступления в Луганске и Донецке, на то, что сделал другой герой, который стрелял в Донецком аэропорту, – он говорит, по мишени, – в каске с надписью “Пресса”. Мы знаем, что господин Охлобыстин иногда вытворяет. Даже если он говорит, как он любит украинцев, его высказывания и записи в “Твиттере” были такого порядка, что не министру иностранных дел, а министру внутренних дел Российской Федерации нужно интерес проявлять и следователям – по некоторым статьям уголовного кодекса, которые существуют в каждой стране. Это разжигание этнической розни, это неприемлемо.

Не забудьте, что решение <о запрете на въезд в Латвию Иосифу Кобзону, Валерии и Олегу Газманову> было принято после того, как был сбит малайзийский авиалайнер. Я счел, что мы должны выразить политическую позицию. С другой стороны, культура, музыка, артисты, если они делают свое дело – это одно, никому не запрещается выступать со своими политическими убеждениями, но когда это становится частью информационно-пропагандистской кампании, Латвия сохраняет за собой право отвечать адекватными мерами. Многие думают, что это было необдуманно, что не надо артистов ущемлять, но я каждое решение очень долго обдумываю. Знаете, у нас тут есть много людей, которые считают, что еще пачками надо вносить. Нет, мы не будем запрещать въезд в нашу страну каждому, кто выступает с поддержкой президента Путина и правительства России. Только когда увидим, что черта пересечена.

– Давайте вернемся к ситуации в латвийском обществе в связи с вашим заявлением в “Твиттере”. Судя по реакции, общество у нас гораздо более консервативно настроено, чем ваши коллеги в правительстве.

Не думаю. И общество, и мои коллеги по политическому цеху восприняли это заявление абсолютно нормально. Как везде, у нас высказываются разные взгляды. Было много поддержки, много критики, заявлений, что это неприемлемо. Но я думаю, что в целом это уже больше не новость, это факт, и общество будет судить обо мне по моей работе больше, чем по тому, что я делаю в своей личной жизни.

Вместе с тем, это решение не было легким, я очень долго думал, и я не считаю это смелостью. Думаю, что надо было сказать правду. И это в некоторой степени будет сигналом для других людей, живущих не так, как большинство, о том, что можно работать, жить и делать хорошую карьеру и в политической, и в экономической, и в культурной областях. И это не является каким-то особым грехом. Думаю, через неделю-две все забудется, и мы будем говорить о приоритетах и работе по председательству Латвии в Евросоюзе, о вопросах, которыми занимается МИД. Я не хотел бы делать из этого сенсацию и скандал, как попытались некоторые, особенно российские, средства массовой информации.

– Ваше заявление было связано в “Твиттере” с законом о партнерстве.

Да, я считаю, что мы должны начать эту дискуссию. Такого закона пока еще нет, но были предложения от некоторых неправительственных организаций в 2011 году. Я не говорю здесь об однополых браках, которые противоречили бы конституции. Здесь тоже недопонимание иногда возникает. Я говорю о том, что мы должны в цивилизованном порядке обсудить вопросы, которые касаются не только однополых союзов, но и когда мужчина и женщина живут вместе в незарегистрированных отношениях. Проблемы тогда возникают не только в отношении гражданского кодекса. Например, если кто-то из партнеров болеет, то врач не в праве предоставлять о нем информацию официально не зарегистрированному мужу или жене. То же самое по уголовному праву, и есть еще много подобных вопросов.
Но я не хочу вызвать истерическую реакцию. Пока еще нет поддержки этого закона, в том числе парламентским большинством. Я рассчитываю, что это будет довольно долгий процесс. Если общество к этому не готово, то надо цивилизованно, спокойно объяснять, и не стоит спешить. Иногда аргументами можно убедить и большинство. Я не считаю, что такой закон будет принят в следующем году или даже через 2-3 года. И я уже слышал некоторые предложения: возможно, не нужен особый закон, мы можем принять поправки к тому или другому уже существующему. Но когда с партнером происходит нештатная ситуация, люди проходят тяжкий юридический путь, и суд иногда принимает решение по одному сценарию, а иногда по другому. Поэтому, думаю, есть необходимость в некоторой кодификации юридической практики. Однако пока мы говорим не об однополом партнерстве и тем более не о браке, а о несколько другой юридической форме.
Мария Кугель SVOBODA.ORG

 

RUSSIAN NEW YORK NEWS USA MANHATTAN BROOKLYN QUEENS THE BRONX NJ STATEN ISLAND LONG ISLAND CONNECTICUT

Захват Крыма – причина всех сегодняшних Российских Проблем.

Парламентская ассамблея НАТО решительно осудила незаконную оккупацию и аннексию Россией Крыма и вторжение на суверенную территорию Украины в нарушение международного права. Об этом говорится в резолюции “О поддержке суверенитета и демократии Украины”, принятой на 60-й ежегодной сессии ПА.

“Прямое и скрытое вмешательство России, включая развертывание военных без опознавательных знаков на части территории Украины, является основной причиной длительного вооруженного конфликта и гуманитарного кризиса на востоке Украины”, – говорится в документе.

Ассамблея призывает правительства стран НАТО “продолжить целевые санкции до тех пор, пока Россия не продемонстрирует, что она готова придерживаться международных правил и норм, отменит незаконные и нелегитимные территориальные завоевания, а также будет вести себя как ответственный и нейтральный игрок, продвигая мирное урегулирование конфликта”.

Кроме того, в резолюции содержаться призывы противостоять российской дезинформационной кампании, способствовать большей энергетической независимости Европы от российских источников нефти и газа, а также “держать открытыми двери для будущих расширений Альянса”.

Ассамблея призвала российские власти прекратить попытки дестабилизации ситуации и приложить все усилия для содействия выполнению Минских договоренностей. Кроме того, Россию призывают прекратить “грубые и массовые нарушения прав человека” в оккупированном Крыму и района Донбасса, немедленно освободить всех удерживаемых на российской территории украинских граждан и остановить пропаганду, “которая разжигает агрессию против Запада и шовинистические настроения среди русского населения”.

Также Ассамблея призвала Россию “включиться в настоящие переговоры с правительством Украины с целью политического урегулирования кризиса и вернуть Крым под украинскую юрисдикцию”.

5 апреля президент ПА Хью Бейли заявил, что Парламентская ассамблея НАТО прекращает сотрудничество с парламентом России. Он добавил, что не исключаето, что в отдельных случаях бюро ПА НАТО все же может приглашать на переговоры представителей российского парламента. Точные критерии таких случаев Бейли не назвал.

Глава латвийской делегации в ПА НАТО Оярс Калниньш пояснил, что пока запрещено дальнейшее участие представителей российского парламента в мероприятиях ассамблеи. Решения о том, как и где встречаться с российскими парламентариями, будет принимать бюро ПА НАТО. Участие представителей России в работе ассамблеи запрещено до тех пор, пока не поменяется ситуация на Украине.

1 апреля страны альянса из-за российской оккупации Крыма приостановили “весь комплекс военного и гражданского практического сотрудничества” с Москвой. Также альянс потребовал от России немедленно принять меры “для возвращения ситуации в русло международного права”.

GRANI.RU RUSSIA 

 

RUSSIAN NEW YORK NEWS USA MANHATTAN BROOKLYN QUEENS THE BRONX NJ STATEN ISLAND LONG ISLAND CONNECTICUT