Новости. Россия “…страна крепчает так, что, может быть, пройдет 5–10 лет и мы сможем уже где-то расстегнуть ширинку, как говорят, и показать им … “

November 06 2011 Freedom Tower Manhattan New York
Стройка Freedom Tower 6 Ноября 2011 . Нью-Йорк

Вообще говоря, идея обратиться к уважаемому Алимжану Тохтахунову с просьбой прокомментировать дело Виктора Бута была правильной журналистской идеей. Вместе с такими уважаемыми людьми, как Семен Могилевич и Доку Умаров, человек по кличке Тайванчик входит в десятку самых опасных в мире преступников по версии ФБР – так ему и карты в руки. Кто, если не он, обвиняемый помимо прочего в торговле наркотиками, оружием и крадеными автомобилями, мог бы дать более авторитетную экспертную оценку?
Новый колумнист “Известий” с задачей справился блестяще.
Он не стал углубляться в мелочи – бог его знает, “виноват Бут или нет”. Алимжан Турсунович взял проблему крупно, в разрезе международной политики и отношений между сверхдержавами. Почему мы не можем грохнуть кулаком по столу и вызволить всех своих граждан, томящихся на зонах и в крытках дальнего зарубежья? А потому, что “мы же хотим в ВТО попасть, цивилизованную политику продемонстрировать”. Не всякий политолог, кремленолог или там американист сумел бы столь кратко и доходчиво разъяснить ситуацию в треугольнике Кремль – Белый Дом – Бут.

С той же легкостью Тохтахунов ответил на вопрос, почему Россия не Америка. У них там, сказал он, “действительно независимый суд”. “Такая у них выстроенная демократия”. И если, читая эти строки, читатель думал, что автор намерен похвалить заокеанскую юстицию, то это было жестокое заблуждение. Поскольку ничего хорошего ни в демократии, ни в независимости судебной власти Тохтахунов, шлифуя строку, не увидел. То ли дело “у нас”, где “глава государства – это глава государства, а у них – это пешка, зависящая от партий, крупных капиталов и т.п.”

А о чем с пешкой можно договориться? Если жизнь устроена не по понятиям, то бессмысленно даже просить “сделать Буту помягче”. Значит, “могут дать и пожизненное. Или в лучшем случае – 25 лет. Тогда есть шанс через 10–20 лет выйти по амнистии”. Таковы экспертные расчеты Алимжана Турсуновича, и сделаны они с той внушительностью, мудростью и прямотой, которой веришь безоговорочно. Поскольку основаны на личном опыте, сравнительно недавнем, когда Тайванчик дожидался в Италии судебного решения об экстрадиции в США. Но, к счастью, пронесло.

А более всего текст Алимжана Тохтахунова радует своим оптимизмом. Пусть сегодня Родина еще слаба и вынуждена доказывать всяким пешкам в пробковых шлемах свою цивилизованность, но это – временное явление. Заключительная фраза статьи, уже прогремевшая в Рунете и далеко за его пределами, звучит победным аккордом, хотя и не вполне благозвучна. “Благодаря сегодняшнему нашему руководству, – верит автор, – страна крепчает так, что, может быть, пройдет 5–10 лет и мы сможем уже где-то расстегнуть ширинку, как говорят, и показать им”.

Чем в особенности подкупает эта фраза? Верой в руководство, наше, сегодняшнее? Мощной метафорой, за которой угадываются смысл жизни и предел мечтаний многих тысяч вернувшихся из заключения россиян: достать и показать гражданину начальнику? Чужому, да, но такому же беспредельщику, как и наши вертухаи. Геополитическая составляющая жеста? Все это верно, но еще важнее, по-моему, патриотизм автора статьи в “Известиях”.

Это прямо бросается в глаза, если сравнить выступление колумниста с речами, которые мы слышим из Лондона. Там в эти дни в Высоком Суде мучают Абрамовича, и бедный Роман Аркадьевич долго, неохотно и обстоятельно излагает историю становления и развития бизнеса в России. Рассказывает о том, как делили и покупали “Сибнефть”. Про то, как кидали Дерипаску. Как Путин расправлялся с “менеджерами” ОРТ после истории с “Курском”. А также о значении и практическом наполнении понятия “крыша” в непростых отношениях между государством и бизнесменами. Все это вываливается на обозрение британской публики, которая вместе с судьей уже начинает понемногу постигать самые поразительные тайны российского предпринимательства. Нечего и говорить о том, как весь этот процесс отражается на репутации страны.

Невыездной Тохтахунов сам, говорят, работал “крышей” в европах и мог бы многое порассказать об этом, дополняя Абрамовича. Однако он пишет совсем о другом. О “защите своих граждан”, попавших в лапы независимых американских судей. И тем ограничивается, уберегая от нескромных иноплеменных взоров главные тайны российского бытия.

В отличие от Абрамовича, колумнист “Известий” застегнут на все пуговицы. Ибо пока еще не пришло время доставать из широких штанин и демонстрировать правду жизни. Искушенный человек, Алимжан Турсунович никуда не торопится. Но, зорко вглядываясь в даль, он прозревает: лет через 10-15, через два путинских срока, после возможного условно-досрочного освобождения Виктора Бута мечта все-таки исполнится. Немудрящая такая мечта, зато ослепительная в своей простоте и доступности. Как всякая национальная идея.

Илья Мильштейн Grani.ru Россия

 

МАЛЯВА ОТ МИДА,
ИЛИ СВОБОДУ ВИКТОРУ БУТУ И АНДЖЕЛЕ ДЭВИС!

Американский суд присяжных вынес торговцу смертью Виктору Буту обвинительный приговор, и российские власти отреагировали на это предельно жестко.

«Обвинительный вердикт россиянину Буту вынесен при беспрецедентном политическом давлении властей США», — заявил МИД. Он пообещал, что будет добиваться экстрадиции Бута в Россию, и составил «список Бута» — список американцев, которым закрыт въезд в Россию из-за того, что они преследовали честного торговца Бута.][

«Частные» же эксперты, выражающие «свое собственное» мнение, и вовсе разошлись. Например, некий Игорь Коротченко, член общественного совета при Минобороны РФ заявил, что «дело Бута является одним из компонентов развернутой на Западе кампании информационного давления по дискредитации России» и связал его с тем, что «для Запада стало неожиданностью выдвижение Путина на президентский пост». А видный член «партии жуликов и воров», зампредкомитета Думы по международным делам Андрей Климов заявил, что дело Бута – «политический заказ» и «полная чушь»: «Получается, что, по логике американских судебных органов, теперь на примере дела Бута даже шепотом на кухне со своей женой нельзя даже гипотетически говорить о том, что может угрожать интересам Америки».

Анджелу Дэвис так не защищали, как мы защищаем Бута.

Торговец оружием Виктор Бут, одна из самых одиозных личностей на планете, был пойман с поличным на том, что пообещал продать FARC – то есть колумбийским террористам, торгующим наркотиками, целый арсенал. Только в первой партии, которая была уже, по словам Бута, готова, находилось 100 ПЗРК. Бут также обещал поставить боевые вертолеты и ПТУРСы, а так же сбросить оружие на боевых парашютах. «Bout had 100 SAMs available immediately; (2) Bout could also provide helicopters and armor piercing rocket launchers; (3) Bout could arrange to have a flight crew airdrop the weapons into Colombian territory using combat parachutes», — говорилось в заявлении Департамента Юстиции в 2008 году. Всего же речь шла о 700-800 ПЗРК.

Для сравнения: в сентябре 1986г. США поставили в Афганистан первую партию из 250 «Стингеров». Всего, по разным оценкам, США поставили в Афганистан от 500 до 2000 «Стингеров», и это переломило ход войны. Понятно, что решение о поставке колумбийским наркотеррористам российских ПЗРК в количестве, сопоставимом с тем, что поставлялось афганским моджахедам (не говоря уже о вертолетах, ПТУРСах и пр.), требует санкции государства или, по крайней мере, соучастия самых высокопоставленных государственных чиновников.

При этом Бут, прилетевший в Таиланд на переговоры из России, заверил террористов и торговцев наркотиками, что «у нас общий враг». Посланцы FARC оказались американскими агентами, и Бута повязали и осудили.

Главное в этом деле вот что. Торговля оружием в России – монополия государства. Возникает вопрос: от имени какого ведомства Виктор Бут собирался продавать террористам и наркоторговцам ПЗРК, ПТУРСы и вертолеты? Что должно было служить средством оплаты? Деньги? Тогда кто с российской стороны получал деньги? Кокаин? Тогда какое ведомство и сколько должно было получать кокаина, и где оно его собиралось реализовывать?

Если торговля оружием с террористами и наркоторговцами была инициативой не ведомства, а конкретных коррумпированных чиновников, то как их звали? Собирались ли они получать деньги или кокаин? Сколько уже оружия через Бута они продали за деньги – или за наркотики – налево? Почему мы не видим их на скамье подсудимых?

Что означали слова Бута «у нас общий враг»? Россия и США официально находятся в нормальных отношениях. Кто в руководстве России считает, что партнерами России являются наркоторговцы и террористы, а те, кто борется с наркоторговцами и террористами, являются врагами России?

Ответов на эти вопросы нет, а российский МИД упорно продолжает рекламировать Россию в глазах всего мира как партнера наркоторговцев и террористов и борется за свободу Бута изо всех сил.

Во всей этой истории есть одна важная подробность. Российский МИД не сразу вступился за Бута. После того как Бута задержали в Таиланде, последовала пауза в несколько недель, потом – достаточно осторожные заявления каких-то мелких сошек, потом официальный представитель МИДа Михаил Камынин обронил что-то вроде дежурного «мы будем смотреть, чтобы права Виктора Бута не были нарушены», но постепенно заявления российских властей делались все истеричней и непреклонней.

Все это заставляет предполагать, что операция по снабжению наркотеррористов ПЗРК не была санкционирована на самом верху – то есть Путиным. Но в нее явно были вовлечены люди, которые были достаточно близки к Путину, чтобы обратиться к нему за поддержкой. Может, они обратились не сразу. Может, они сначала добежали до всяких мелких сошек в МИДе. Может, им было не очень просто прийти и сказать: «Ты знаешь, Володя, тут такое дело: мы тут немножко оружия наркотеррористам собирались продать, а проклятые американцы сорвали нашу честную сделку, ты же знаешь, они всегда прессуют честный бизнес». Но, судя по всему, они в конце концов пришли и это сказали — потому что такой размах официального негодования в нашей вертикали не случается без недвусмысленного одобрения сверху.

И вот это удивительно. Потому что у этих ребят в кармане вся Россия. Они забрали нефть и газ, они крышуют девелопмент и торговлю, они берут миллионами, а воруют миллиардами, они могут ходить налево, направо, вверх, они могут ссать везде и кому угодно на голову – нет, им понадобилось еще подзаработать продажей оружия наркотеррористам. И когда это вылезло, им Самый Главный не сказал: «Ну что ж вы, козлы, не могли попастись в другом месте». Их принялись отмазывать.

Дело Бута очень похоже на дело Магницкого. В случае Магницкого, понятно, что не Путин украл у себя из бюджета 5,4 млрд. руб. Но когда покража выяснилась, то решение о защите воров было принято на самом высоком уровне. Не Путин поставлял оружие наркотеррористам. Но все открылось, Бута принялись защищать, как Луиса Корвалана.

И это одна из причин, почему существующий режим потерпит крах. Он никогда не наказывает тех, кто совершает преступления, вне зависимости от того, что эти люди делают: воруют из бюджета миллиарды или продают оружие наркотеррористам. Как следствие — преступлений совершается все больше, система идет вразнос, а высшие лица государства выглядят в глазах мирового сообщества сообщниками поставщиков FARC.

Ну, и такая маленькая деталь: государству, на мой взгляд, имеет смысл протестовать только тогда, когда его протест приносит какие-то плоды. Заявлять, что Россия будет добиваться того, чтобы Бут отбывал срок в России – бессмысленно и глупо. Во-первых, никогда не отдадут, во-вторых, выглядит это как малява: «Держись, братан, нас не сдавай, мы тебя вытащим». Этакое использование МИДа для передачи маляв торговцу оружием от сообщников. Что, собственно, и требовалось доказать всему миру: для чего в России используют МИД и кто в России при власти.

 

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА  Еж.ру

 

 

” ” “


Бюро переводов в Нью-Йорке – русский, английский, украинский – Russian, English, Ukrainian interpreter. Translations documents from , to Russian, English, Ukrainian, Belorussian, Georgian, Azerbaijani 
* * * * * * * * * * * *
Иммиграционный адвокат в Астории , Квинс и Манхэттене
низкая цена и достойный результат
The fees at the office are not high:
green card case $950.00
Divorce uncontested $ 900.00
divorce uncontested and with children: $1,200.00
Call 347-536-5217
www.saranimmigrationfamilylaw.com
* * *

 

 

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*